Главная Журнал Телепрограмма Радиопрограмма Контакты
Новости
Более 19 тыс. жителей Омской области приняли участие в донорстве крови и её компонентов в 2017 году, при этом почти треть из них стали донорами впервые.
 
Занятия проводились в наглядной и доступной форме с помощью манекенов, плакатов и современной имитационной техники.
 
Дата и время выхода телепередачи "Семейный Лекарь" подробнее...
Разделы сайта
 
Подписка на новости
Введите ваш e-mail
 
Голосование
Где и как Вам удобно приобрести журнал
 
Я покупаю в "Роспечати"
Я покупаю на "Почте России"
Мне удобно приобретать через частных распространителей
Мне удобно журнал получать по подписке
Я его редко вижу в продаже
 
 
 
 
Попаримся - поправимся
 
На благоприятный лад
Все мы знаем, что даже один внешний вид воды успокаи­вает. Не случайно любители посидеть с удочкой у тихой заводи говорят, возвращаясь домой, не столько о боль­шом улове, сколько о том, что нервы пришли в норму. Различные водные процедуры — прекрасное успоко­ительное средство. А баня им сродни. Ее безмятежная атмосфера, ее ласковый жар и опять же вода дают чувство душевного равновесия. Если пришел в баню в дурном настроении, то выходишь из нее обязательно с улыбкой и самыми радостными мечтами. А как это важно в наш век эмоциональных перегрузок!
Любопытно такое наблюдение финских физиологов, изучающих воздействие сауны. Даже те, кто жалуется, что трудно переносит атмосферу банного жара, после процедуры радуются ощущению легкости, свежести, бодрости.
Баня снимает утомление, которое постепенно на­капливается к концу трудовой недели. Физиологи объясняют это тем, что вместе с потом удаляется мо­лочная кислота, которая накапливается в мышцах и усу­губляет чувство утомления. Исследования биохимиков доказали, что утомлению, как правило, сопутствует на­рушение обмена веществ. Банный жар, прогрев кожу, мышцы, различные ткачи и органы, вызывает приятную расслабленность, раскованность. А такое безмятежное, не отягощенное, легкое состояние благоприятствует протеканию обменных процессов.
Попарились? За стол!
После бани ощущаешь необыкновенную легкость, окрыленность, оптимизм, аппетит. Медики установи­ли, что банная процедура снижает кислотность желу­дочного сока и вместе с тем усиливает пищеварение. Поэтому и здоровый аппетит. Вот почему банные бу­феты всегда переполнены. А гурманы берут с собой в баню вкусные вещи, чтобы вдосталь насладиться с друзьями после выхода из парилки приятной трапезой. Но важно не переборщить. Некоторые чрезмерно ув­лекаются гастрономией. Не прочь, по старой традиции, и рюмку спиртного пропустить. Но общий стиль бани — гигиенический, оздоровительный, я бы сказал, спортив­ный. И тот, кто чрезмерно нажимает на закуску да еще поклоняется «зеленому змию», не вписывается в этот стиль и не встречает одобрения.
А вот сок, по выра­жению Шекспира, «чудо матери-природы», вкуснейшее из блюд на земном пиру.
Живая вода
В баню приходит рабочий после напряженного тру­да в цехе, летчик после утомительного дальнего пере­лета, кинорежиссер после треволнений на съемочной площадке, ученый после мучительных поисков новых решений.
Вода, самое распространенное на Земле вещество, служит телеграфным символом Института неоргани­ческой химии Сибирского отделения Академии наук СССР. И здесь не только изучают воду, но и широко используют этот природный эликсир для оздоровитель­ных целей. Различные водные процедуры и русская ба­ня стали жизненной необходимостью химиков (впро­чем, как и всех других сибирских ученых). Научный сотрудник Института геологии и геофизики доктор геолого-минералогических наук Юрий Тесалов расска­зал мне, как ученые разных научно-исследовательских институтов Новосибирского академгородка, объеди­нившись, своими руками построили в зоне отдыха чу­десную баню и назвали ее «Здоровье».
  Все за баню!
Не мыслят себя без русской бани и наши космонав­ты. И на земле, и в космосе. Несмотря на то, что на орби­тальной станции каждый кубический сантиметр на уче­те, здесь позаботились и о бане. И космонавты, несмот­ря на все капризы невесомости, радуются банному жа­ру, черпают бодрость и свежие силы.
А в Антарктиде, этом гигантском холодильнике, где морозы достигают 88 градусов?
— Со временем,— рассказывает участник 13-й со­ветской антарктической экспедиции на станции «Мир­ный» физик Л. Сильвестров,— я, наверное, забуду все, что меня сейчас окружает: айсберги, лед, пингвинов, свой павильон, но про баню мне не забыть до конца жизни. Еще накануне я засыпаю с приятной мыслью, что завтра банный день. И никакая самая злая пурга меня не остановит. На пути к бане нужно пройти метров пятьдесят по гладкому, пустому и абсолютно продуваемому месту. В сильный ветер не удержишься на ногах, и приходится переползать на четвереньках, но тем приятнее, свалившись в люк, почувствовать себя в тепле и уюте бани. Как будто не в Антарктиде, а на берегу ласкового южного моря. А после бани? Меня обычно тянет к какой-нибудь книге возвышенного со­держания (чаще всего это поэзия), дабы очистить свой дух, так же как я очистил плоть.
Мудрено ли,— заключает Сильвестров,— что счет времени на зимовках ведется на бани? «Осталось двад­цать бань до конца... Осталось десять бань... Осталось пять бань...» И долгая зимовка тогда представляется совсем небольшой и не такой уж тяжелой — всего двадцать четыре бани.
Бревенчатый целитель
Во время Олимпийских игр в Москве писатель Ва­силий Песков, кстати, большой любитель и знаток рус­ской бани, познакомил меня с интереснейшим чело­веком— Юрием Шумицким.
...В столицу Олимпиады со всех континентов приеха­ло около 3 тысяч журналистов. Они добирались сюда на разных видах транспорта — самолетами, поездами, на автомашинах. И только один из них пришел в Моск­ву... пешком. Из Владивостока. Через всю нашу необъ­ятную страну. Он шел целый год. 40 километров в день. 12 тысяч километров пути! В летний зной, осеннюю слякоть, зимнюю стужу. Шел и трудился, как коррес­пондент радиостанции «Океан». В 4 часа утра подъем, в 5— уже на дороге. На сон хватало 4 часов. Остальное время — беседы с интересными людьми, подготовка корреспонденции.
Репортажи Юрия Шумицкого с Зейской ГЭС, БАМа, из Братска, Шушенского с интересом слушали дальне­восточные моряки.
Я познакомился с Юрием Шумицким в Москве, когда этот энергичный, остроумный журналист пере­давал свой первый репортаж из олимпийской столицы.
Потом у нас завязалась беседа.
— Мой рюкзак,— рассказывает Юрий,— в начале пути тянул примерно на два пуда. Я стал избавляться от всего того, без чего мог обойтись. В глухой деревушке пожилая женщина спросила, нет ли у меня каких-либо таблеток от простуды. Я без сожаления отдал ей всю свою аптечку. Самым лучшим лекарством для меня была баня. Она спасала меня не только от всяких хво­рей, но и от усталости. При первой возможности я за­бирался на горячий полок. Как правило, два раза в не­делю. Более чем в ста банях побывал я на своем долгом пути. В настоящих русских бревенчатых банях, в каких парились наши деды и прадеды. На Зее и в Тынде, в Братске, и на Байкале, в Шушенском, Усолье-Сибирском, Елабуге и многих других местах. Но особенно запомнилась кедровая баня на станции Нанагры, что в Забайкалье. Попарили меня местные охотники можже­веловыми вениками, напоили чаем из таежных трав. Утром вышел на дорогу: свежий, бодрый, окрыленный. И тяжелые километры показались не такими уж тяже­лыми.
Из архива журнала "Омский лекарь"

 

 

 

 

 



 

 

Все права защищены ©2008
"ГРАФ" Студия VIDEO&WEB design 2008
Яндекс.Метрика